Бирюзовое счастье
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Как 50 лет тому назад при СССР Ракеты через Уральские горы тащили?

Как 50 лет тому назад при СССР Ракеты через Уральские горы тащили?

Во времена расцвета СССР всем нам памятны многочисленные суда на подводных крыльях. Советские судостроители славились пассажирскими теплоходами на подводных крыльях разных классов, такими как «Ракета», «Метеор», «Комета» и «Спутник».

Но в 1990-х гг. строительство этих машин прекратилось, поскольку они оказались нерентабельны.

Слишком много хотели дорогого горючего. В результате себестоимость эксплуатации «Метеоров» на пригородных маршрутах была вдвое выше, чем у обычного пассажирского катера.

Эксплуатация этих судов на речных и озерных маршрутах также постепенно сошла на нет, за редким исключением, где им не было адекватной замены, и крылатые красавицы отправились на металлолом.

Например, сейчас СПК «Ракета» одно из самых маленьких судов этого класса, эксплуатируется только на Лене, а ведь когда-то они работали на таких водных маршрутах как Псков-Тарту, в Великобритании, США, Канаде, Никарагуа и во многих других странах.

И если доставить туда к месту службы «Ракету» морским транспортом или в разобранном состоянии особых проблем не возникало, то были некоторые нестандартные случаи, как, например, транспортировка «Ракеты» на озеро Севан в Армению или через Уральские горы в Тюмень.

Все дело в том, что большинство «Ракет» производилось на заводе «Море» в Феодосии и попасть оттуда в бассейн Оби и Иртыша при массе в 18 тонн, ширине 5 метров, длине 27 и высоте 4,5 метра на железнодорожной платформе в не разобранном виде было не возможно. Вот тогда то и возникла идея перегонять «Ракеты» из Феодосии в Тюмень своим ходом.

Была лишь одна проблема — Уральские горы, водораздел между бассейном Волги и Оби.

А там, как известно, водным путем только Ермак проходил.

А раз Ермак Тимофеевич свои лодки тащил волоком из одного бассейна в другой и справился, то почему бы не попробовать сделать это с помощью автомобильного транспорта и современными крылатыми лодками?

20 октября 1969 года капитан-наставник Юрий Анреевич Алифанов доставил первое быстроходное судно на подводных крыльях «Ракета-177М» из Феодосии в Барнаул через Уральские горы.

До Перми «Ракеты» шли по воде своим ходом, далее на заводе памяти Дзержинского судна на подводных крыльях грузили на специально подготовленные автопоезда МАЗ (удивляюсь как они справлялись?) и доставляли по автодорогам через Уральский хребет до рек Обь и Иртыш. Судя по всему, кроме пассажирских Ракет, везли еще и одну пожарную «Ракету».

Как происходила эта уникальная операция можно прочитать в статье В. Орлова «Пересечь уральский хребет» в апрельском выпуске журнала «Вокруг Света» за 1970 год. Ниже привожу ее фрагменты с моими комментариями.

. Я следил за подготовкой необычного перегона из Москвы.

С Украины — с самого Черного моря «ракеты» шли своим ходом. Азовское море, Дон, Волга, Кама.

До Перми летели на своих крыльях, а в Перми, на заводе «Памяти Дзержинского» (. ), с кораблей сняли крылья.

Теперь до сибирских рек — до Оби и Иртыша — через горные хребты, путь почти в тысячу километров «ракетам» предстояло преодолеть на колесах.

Уже началась осень: из-за нелетной погоды к началу перехода я опоздал. С этого все и началось.

В Перми я застал лишь сообщение газет о том, что пять дней назад караван выбрался из города.

Наутро следующего дня я выехал на междугородном автобусе в погоню. Пассажиры, входящие на остановках, ничего не знали про путешествующие посуху корабли, а шофер автобуса и вовсе меня озадачил.

Оказалось, что в Перми ему вручили письма для автопоезда (. ), и вот, который день таская их с собой, он не знал, что теперь делать. Так где же «ракеты»?

Как 50 лет тому назад при СССР Ракеты через Уральские горы тащили?

На нашем пути появился небольшой местный аэродромчик (. ), на котором гонял моторы всего лишь один АН-2, и я вылетел на перехват каравана, в Свердловск. Но автопоезд в Свердловск не приходил.

На следующий день я начал обзванивать населенные пункты по трассе. Не мог же такой громадный караван бесследно исчезнуть!

Наконец все выяснилось: Барачевский, возглавлявший операцию по перегону, ведет необычный караван проселками, про которые вряд ли кто знает, кроме него самого (судя по всему караван шел по старому Сибирскому тракту, который мало чем тогда отличался от нового).

Все время по шоссе он ехать не может — мешали бы туннели (. ), мосты. А на проселке — дожди, осень — он мог и застрять.

Снова я ехал автобусом — теперь навстречу каравану, но сомнения, что мы опять с ним разъедемся, терзали душу. Подъемы, вот уже который час следовавшие непрерывной чередой, кончились.

Видимо, горы выпускали нас.

Автобус, покачиваясь, плавно катился в темноте куда-то все дальше вниз. Вдруг он резко встал, и все увидели впереди выхваченные из мрака светом наших фар белоснежные корабли.

— «Ракета», — словно не веря своим глазам и призывая нас в свидетели, вслух прочитал надпись на борту водитель.

Да, это были они. Странное зрелище являли они здесь, в центре Уральских гор.

Сверкая красно-зеленой иллюминацией топовых огней, «ракеты» будто парили над пустынной дорогой.

Темнота скрывала формы трейлеров и кабины тягачей, и казалось, что это сами «летающие блюдца» недвижно и безмолвно застыли над землей.

С радостно бьющимся сердцем я пошел вдоль поезда. Все четыре «ракеты» были здесь.

Обойдя весь поезд и никого не встретив, я поднялся по трапу, будто специально для меня оставленному, на одну из «ракет», где в капитанской рубке горел свет и звучала тихая и далекая музыка.

Там, в темном и пустом пассажирском салоне, среди кресел и развешенного на веревочках мокрого белья, я встретился с усатым, заспанным капитаном и узнал от него, что Барачевский расположился в гостинице. В гостинице был всего один общий номер, и, упав в темноте на свободную кровать, зная, что караван здесь, рядом, я заснул спокойно и крепко, как не спал все эти дни, разыскивая автопоезд с «ракетами».

Как 50 лет тому назад при СССР Ракеты через Уральские горы тащили?

Рассвет едва забрезжил, когда приятный тенор разбудил меня. Обращаясь к кому-то, он говорил:

— И пусть сразу же выходит. Сразу же!

Никаких замен.

У переправы будем стоять, там пусть и меняют колеса. А сейчас вперед и только вперед!

Посмотри, опять дождь собирается.

Я открыл глаза. Говоривший сидел на кровати у окна.

Он был атлетически сложен, с развитой мускулатурой и загорелой кожей.

Какое-то изящество сквозило в тоне его речи, какая-то особая манера, которая отличает морских офицеров от прочих смертных.

— Нет, надо бросать это дело. Все, в последний раз! — заговорил он снова, будто сам с собою.

Я увидел, что он смотрится в зеркало, поглаживая пальцами щеки, заросшие двухдневной рыжей щетиной.

— Каждый день такого перегона прибавляет мне морщин и седины. Вернусь, наверное, и жена не узнает.

— Донат Матвеич Барачевский — вы? — спросил я, вставая.

Человек с интересом взглянул на меня. У него были хорошие, добродушные голубые глаза и светлые волосы.

Комментарии закрыты.