Бирюзовое счастье
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Портрет Евдокии Лопухиной

Портрет Евдокии Лопухиной. История ее любви и зверской мести Петра I.

Царица Евдокия Фёдоровна, урожденная Лопухина (при рождении Прасковья Илларионовна, в иночестве Елена, 1669 — 1731 гг.) первая супруга Петра 1, мать царевича Алексея и последняя царская супруга чисто русского происхождения.

Портрет ее сохранился только один, причем, многократно перерисованный разными художниками. Тот, что в заглавии поста — одна из его версий 18 века.

Скорее всего, саму царицу автор не видел, просто окультурил черты лица первоначального, раннего, варианта, который рисован был человеком, как будто впервые взявшего в руки кисть и краски. Но. таковы в ту пору были художники на Руси.

Другие варианты того же самого портрета.

Все мы знаем ее короткую и трагическую историю жены Петра 1: когда царевичу исполнилось 16 лет, его мать решила, что пора детинушке жениться — и выбрала ему невестой Прасковью Илларионовну Лопухину, имя которой для благозвучности поменяли на Евдокию Федоровну. Примерно год между молодыми была любовь — а потом отношения расстроились, и больше никогда уже не восстановились.

Евдокия была скроена Домостроевскими обычаями. По меркам древней Руси она была красива, но вот умом не вышла, да и образования, естественно, не получила.

Соответственно, понимания между нею и ее прозападно настроенным буйным супругом не было вообще никакого. Характер же у царицы был не самый покладистый, так что ситуацию это только усугубило.

Настал момент, когда Петр решил от нее избавиться. Сперва, как доносят сохранившиеся источники, царь хотел решить проблему кардинально, и жену казнить.

Но в его окружении нашлись люди, заступившиеся за царицу, и удержавшие его от подобного злодейства. Тогда решено было отправить ее в монастырь.

Но Евдокия принимать постриг категорически отказалась. В итоге ее под конвоем отправили в Покровский монастырь, в Суздале, и там насильственно постригла в монахини.

Произошло это в сентябре 1698 года.

Содержания Петр ей никакого не дал — бывшую царицу в монастыре финансировали ее родственники.

После этого Петр о бывшей супруге позабыл, занятый строительством империи, и вспомнил о ней только в 1718 году, когда ее имя всплыло в деле его сына, царевича Алексея , виноватого перед царем уже самим фактом своего существования, ввиду того, что от следующей царицы, Екатерины 1, родился новый наследник престола.

Алексей был брошен в тюрьму, его пытали, и царевич назвал людей, которые якобы участвовали вместе с ним в заговоре против Петра 1. И среди этих людей он назвал собственную мать.

Портрет Евдокии Лопухиной

В Суздаль был отправлен капитан-поручик Преображенского полка Григорий Скорняков-Писарев с отрядом солдат. Этот капитан — поручик потихонечку пробрался в монастырь и внезапно материализовался в келье Евдокии (постриженной под именем Елены).

И первое, что он обнаружил, представ перед потрясенной бывшей царицей — на ней не было монашеского одеяния!

Евдокия была одета в мирскую одежду.

Не дав ей опомниться, Скорняков — Писарев бросился к ее сундукам и начал там рыться, найдя два письма, которые ей отправил сын (которому общение с матерью было запрещено).

Евдокию, и некоторое количество монахинь монастыря схватили, и в окружении солдат отвезли в Москву — на допросы.

Сперва царице ставили в вину мирское платье. А потом.

Потом заговорили привезенные с ней монахини, и сообщили потрясенному Петру, что у его жены в монастыре был любовник! Причем Евдокию предала самая близкая ее монастырская подруга.

Любовником же царицы, аж с 1710 года был друг ее детства, майор Степан Глебов , который в тот период приехал в Суздаль за рекрутами.

Дознаватели кинулись к майору. Арестовали его, провели обыск, и нашли девять писем от царицы, содержание которых однозначно говорило о том, что между ними была любовная связь.

Вообще эти письма сами по себе прекрасный образец любовной переписки, которой так мало дошло до нас от людей допетровской эпохи, к которой Евдокия, безусловно, принадлежала до конца своих дней.

Вот отрывки из них:

…Где твой разум, тут и мой; где твое слово, тут и мое; где твое слово, тут и моя голова: вся всегда в воле твоей.

. Свет мой, батюшка мой, душа моя, радость моя!

Знать уж злопроклятый час приходит, что мне с тобою расставаться! Лучше бы мне душа моя с телом разсталась!

Ох, свет мой! Как мне на свете быть без тебя, как живой быть?

Уже мое проклятое сердце да много послышало нечто тошно, давно мне все плакало. Аж мне с тобою, знать, будет роставаться.

Ей, ей, сокрушаюся! И так, Бог весть, каков ты мне мил.

Уж мне нет тебя милее, ей-Богу!

Ох, любезный друг мой! За что ты мне таков мил?

Уже мне ни жизнь моя на свете! . Носи, сердце мое, мой перстень, меня любя; а я такой же себе сделала; то-то у тебя я его брала… Знать, что тебе даром, а я же тебя до смерти не покину; никогда ты из разума не выйдешь. Ты, мой друг, меня не забудешь ли, а я тебя ни на час не забуду.

Как мне будет с тобою разстаться?

Ох, коли ты едешь, коли меня, батюшка мой, ты покинешь! Ох, друг мой!

Ох, свет мой, любонка моя.

Эти письма были приобщены к делу о заговоре против царя. Евдокии и Глебову устроили очную ставку.

В ее присутствии его страшно пытали трое суток, заставляя признаться в участии его и Евдокии в заговоре против царя.

Но Глебов признался только в блуде и Евдокию не оговорил.

Описания пыток я приводить не буду — мне от одного их перечисления стало плохо.

После этих мероприятий его кинули в подвал на пол с шипами, потом опять пытали, требуя оговорить царицу — но так ничего и не добились.

Врачи, которые за процессом наблюдали, сообщили, что Глебов может вот — вот умереть, не выдержав больше пыток, и не дотянув до казни. Тогда его постановили срочно казнить.

Способ не уточнялся, но было указано, что казнь непременно должна быть жестокой.

На следующий день, 15 марта 1718 года, началась казнь. Был сильный мороз.

Петр 1 приехал в теплой карете, чтобы наблюдать процесс до конца. Рядом, в телеге, сидела Евдокия.

К ней приставили двух солдат, которые не должны были ей давать отвернуть голову или закрыть глаза, чтобы не видеть происходящего.

Глебова посадили на неструганый персидский кол, а чтобы он не замерз, надели на него шубу, шапку и сапоги. Причем одежду дал им Петр, наблюдавший за казнью Глебова до самого конца.

А умер Глебов в шестом часу утра 16 марта, оставаясь живым пятнадцать часов.

Но и после смерти Глебова Петр не уехал. Он велел колесовать и четвертовать всех, кто был признан сообщниками майора и Евдокии, после чего их, еще трепещущие, тела подняли на специально сооруженный перед тем помост вышиной в три метра и посадили в кружок, поместив в середине скрюченный черный труп Глебова.

Однако и этого Петру оказалось мало. Он велел предать своего соперника анафеме и поминать его рядом с выдающимися еретиками и бунтовщиками.

А Евдокия была приговорена к наказанию кнутом. Ее били публично, а затем отослали в Успенский монастырь на Ладоге, где она жила под строгим надзором до смерти Петра 1. Затем Екатерина 1 заточила ее в Шлиссельбургскую крепость, поскольку безродная царица очень боялась царицы законной.

Права на престол у Евдокии были более существенные.

Евдокия пережила их всех. И дождалась воцарения Петра 2, который был сыном царевича Алексея и ее внуком.

Она была освобождена, и прожила еще 4 года в довольстве и почете.

Комментарии закрыты.