Бирюзовое счастье
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом.

Наша героиня была известной дамой своего времени — светской львицей и иконой стиля (именно так называлось ее главное времяпровождение длинною в жизнь).

Больше всего на свете ей нравилось блистать, и привлекать к себе внимание — и именно это ей отлично удавалось всегда.

Джорджиана Кавендиш, герцогиня Девонширская (урожденная Спенсер; 1757 — 1806 гг.), происходила из того же рода Спенсер, что и принцесса Диана, и являлась ее дальней родственницей.

Джорджиана выросла в идеальной семье — ее родители любили друг друга и своих детей, что было довольно большой редкостью в те времена в их кругах.

Отец Джорджианы — Джон Спенсер, 1-й граф Спенсер ( 1734 – 1783 гг. ), был британским пэром и политиком. Его бабушка по отцовской линии была дочерью знаменитого герцога Мальборо, а предки вообще представляли собой букет английской высшей знати.

Он был самым богатым женихом своего времени.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Джону Спенсеру было 20 лет, когда он познакомился с 17-летней Маргарет Джорджианой Пойнц (1737 — 1814 гг.) , дочери дипломата, прошедшего благодаря выдающимся способностям путь от сына простого суконщика до тайного советника короля Георга 2, и королевской фрейлины. Понятно, что по богатству и знатности семья девушки и рядом не стояла с семьей Джона Спенсера.

Диана была очень в него влюблена. Она писала подруге, что Джон красивее ангела, и она любит его больше всех людей на Земле.

Спенсер же, со своей стороны тоже влюбленный, не был уверен в двух вещах — что это не мимолетное увлечение, и что его семья одобрит этот брак.

Он взял тайм — аут в их отношениях и отправился путешествовать, дожидаясь, когда ему исполнится 21 год. Во-первых, это давало время, чтобы разобраться в своих чувствах, а во-вторых, достижение совершеннолетия освобождало его от необходимости спрашивать у родственников разрешения на брак.

После 21-го дня рождения он вернулся, пара убедилась, что их чувства все так же сильны, и Джон Спенсер закатил бал в своем поместье, на котором присутствовали 500 человек. Никто из гостей не подозревал, что находится на свадьбе — во время праздника была проведена тайная церемония венчания влюбленной пары.

И только через пять дней брак был обнародован.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Маргарет была женщиной исключительно умной, по отзывам современников, и широко образованной. Она знала несколько языков, увлекалась ботаникой.

Супруги были щедрыми благотворителями. Они покровительствовали многим художникам, архитекторам и писателям.

Все это привело к тому, что после смерти Джона Спенсера его детям достались огромные долги. Так же немаловажное содействие образованию этих долгов оказала патологическая страсть Маргарет к азартным играм.

Оставшись вдовой, она от этой привычки была вынуждена отказаться, и даже предостерегала от нее своих детей, но. как мы узнаем позже, наследственность нотациями перебить нельзя.

У Спенсеров было пять детей, из которых двое умерли во младенчестве.

Джорджиана была любимым первенцем — вот ее детский портрет с матерью:

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

а вот тройной портрет всех выживших детей этой пары:

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Дети всю жизнь буквально купались в родительской любви — обстановка в семье были эмоционально очень теплой и преисполненной взаимного доверия.

И вот, выросшая в такой среде и не знавшая иного Джорджиана, в 17 лет, в свою очередь, выходит замуж за самого завидного холостяка Уильяма Кавендиша, 5-й герцога Девонширского (1748 — 1811 гг.). Жених был знатен, богат, умен, и делал хорошую политическую карьеру.

Как раз вскоре после свадьбы у него родился первенец — дочь Шарлотта, от его любовницы, дочери бедного священника, Шарлотты Спенсер (она не приходилась родственницей его супруге — однофамилица). Девочке дали фамилию Уильямс.

Это штрих для понимания общей картины.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

На момент свадьба Джорджиана о связи мужа на стороне ничего не знала. Но позже, когда уже было понятно, что наличие жены совершенно не мешает ее супругу иметь на стороне бесконечных любовниц, Джорджиане пришлось познакомиться с девочкой поближе.

Дело в том, что мать ребенка умерла, и Уильям вручил незаконнорожденную дочь на воспитание молодой жене. Родители Джорджианы были в шоке, а она. полюбила ребенка.

Своих детей у девонширской пары очень долго не было. Девять лет муж постоянно попрекал Джорджиану в неспособности подарить ему наследника, а она — то не могла забеременеть, то у нее случались выкидыши.

Попреки не закончились и после рождения двух дочерей — Уильяму нужен был наследник. Когда сын все таки появился на свет, супруги были уже практически чужими людьми.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Хотя чужими они были с самого начала. Уильям Кавендиш изменял жене, проводил ночи за игрой в карты, и вообще был человеком эмоционально холодным.

Именно этого — эмоций, не хватало Джорджиане. По законам приличий того времени, она даже любовника не могла завести до тех пор, пока не подарит мужу наследника, а детей у нее, как помним, долго не было.

И эта жажда эмоций сформировала тот образ герцогини, которым она и стала широко известна современникам.

Герцогиня стала искать эмоции в других местах. Она была красавицей, умницей, имела много денег и любила блеск во всем — ей ли было печалиться из за невнимания мужа?

Зато вся остальная Англия с неусыпным вниманием следила за каждым ее шагом!

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Во первых — она совершенно безумные деньги тратила на свои наряды. Все вокруг были в восторге!

Герцогиня стала настоящей законодательницей мод! Помимо оригинальности ее наряды были баснословно дорогими.

Даже ее чулки вышивались жемчугом и драгоценными камнями. Она придумывала умопомрачительные одежды, которые тут же воспевались поэтами в специальных «стихотворениях на случай».

Даже особый оттенок коричневого цвета, который ей очень шел, стали называть в ее честь «девонширским коричневым».

Ей подражали в нарядах, в прическах, в породе собачек, и даже в манере говорить. Она была кумиром толпы.

Во вторых, она устраивала балы, салоны — и благодаря своим прекрасным манерам, здравому смыслу и добродушию собирала вокруг себя многих знаменитых, властительных и талантливых людей своего времени. Ее салоны были очень популярны, ее личность привлекательна, ее общество приятно. Достаточно сказать, что среди хороших знакомых герцогини были французская королева Мария — Антуанетта и будущий король Англии Георг 4.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

В третьих, герцогиня много писала. Она с детства сочиняла стихи, а во взрослом возрасте принялась за романы, некоторые из которых были опубликованы, имели успех и многократно переиздавались.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

В четвертых, она сама была музой. На протяжении жизни, так же, как и ее родители, она активно финансировала деятельность художников, и много им позировала.

Ей даже приписывали роман с Томасом Гейнсборо.

Помимо просто портретов, писалось много миниатюр с ее изображением, которые отлично раскупались, поскольку личность ее была очень популярна.

Вот с этим ее портретом вообще связана замечательная отдельная история:

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

В эпоху царствования королевы Виктории в Лондоне проживал некий Адам Уорт — мошенник, вор и романтик. У него в подчинении находилась небольшая банда, занимавшаяся грабежами.

И вот однажды, в 1876 году, он с подельниками из своей банды, ограбил галерею и украл из нее в том числе этот портрет герцогини, который уже был продан с аукциона за баснословную сумму , но пока не отправлен новому хозяину. У Адама были широкие планы на картину.

Он вырезал ее из рамы, свернул трубочкой, и спрятал дома. Потом достал и посмотрел.

Потом еще раз. и еще.

Потом он в этот портрет влюбился и только в 1901 году, погибая от безденежья, вернул портрет законному владельцу, и. скоро умер. Все, кто его знал, были уверены, что он не пережил разлуки с изображением Джорджианы.

В пятых, герцогиня вмешивалась в политические игры — но поскольку нам этого уже не понять — просто фиксируем этот факт.

И, наконец, в шестых — она была буквально одержима азартными играми. Еще больше, чем когда-то ее мать.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Эта одержимость, в принципе, свойственная в то время многим людям ее круга, у герцогини разрослась до размеров порока, которому она не в силах была противостоять.

Она играла каждую ночь.

Играла везде, где только была такая возможность.

Требовала от мужа устраивать в их доме игральные вечера, посещала игорные дома, что было неприлично для женщины, играла в гостях, играла на выездах.

Ее не интересовал выигрыш — ее захватывал сам процесс.

Джорджиана просаживала за карточным столом грандиозные суммы. Все знали, что ей вообще редко сопутствует удача в игре — но проигрыши ее не останавливали.

Она теряла сознание за карточным столом от усталости. Она не могла оторваться от игры, когда у нее начались роды — первые роды, такие долгожданные обеими супругами — но герцогиня играла, и, хватаясь за живот, корчась от боли, не могла остановиться.

Ее муж приказал двум слугам буквально насильно вынести ее из за карточного стола, иначе герцогиня, без сомнения, родила бы прямо там.

Огромными проигрышами она поставила супруга, обладавшего грандиозным состоянием, буквально на грань разорения. Он пытался ограничить ее в суммах — но годовое содержание она просаживала за одну ночь и шла занимать.

Она занимала у всех подряд — у ростовщиков, родственников, друзей, первых встречных. Люди, поддаваясь ее очарованию давали ей большие суммы, часто понимая, что обратно свои деньги уже не получат.

Муж выплачивал ее долги, когда узнавал о них. Это было делом чести, и он платил всегда.

Но он даже не представлял истинного размера сумм, которые она была должна!

Все открылось после ее смерти. И муж оплачивал ее долги до конца своей жизни, но не справился с этим.

После его смерти ее долги выплачивал их сын.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

На лето высший английский свет имел обыкновение выезжать в город Бат. Там был курорт, целебные воды, да и игры на свежем воздухе проходили еще азартнее.

И там, в 1782 году у герцогини появилась подруга — леди Элизабет Фостер (1758 — 1824 гг.).

Бедняжку надо было спасать. Она сбежала от ревнивого и вспыльчивого мужа, который ее избивал, а после побега — запретил видеться с детьми (этот запрет действовал 14 лет).

У супругов было два сына.

Джорджиана, проникнувшись сочувствием к бедной забитой провинциальной дворяночке привела ее пожить в свой дом.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Элизабет была ее полной противоположностью. Спокойная, скромная, домашняя.

И муж Джорджианы в нее влюбился. Элизабет не растерялась, и стала его любовницей.

Возник любовный треугольник. Джорджиана не была в нем лишней, поскольку. тоже испытывала к Элизабет сильную привязанность.

Они были подругами — и подругами остались.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

В принципе, в том, что у герцога появилась постоянная любовница, ничего необычного не было. Это было нормально в те времена.

Ненормально было то, что 25 лет все они жили вместе, под одной крышей, вместе рожали от герцога детей, и при этом, держась нежно за ручки все вместе выходили в свет. Свет был в шоке от такой взаимности.

При этом — все трое не чуждались заводить романы на стороне. Такая вот смесь идиллии и свободы.

Элизабет родила от Уильяма двух детей:

дочь Каролину Розали Аделаиду (в 1785 году)

сына Огастеса Уильяма Джеймса (в 1788 году)

Тут же вдруг начала рожать и Джорджиана:

дочь Джорджиана Дороти (в 1783 году)

дочь Генриетта Елизавета ( в 1785 году)

сын Уильям Джордж ( в 1790 году)

Все дети жили одной толпой в доме совместных родителей. Мало того, со временем герцог Уильям, пустив в силу все связи, отобрал у законного мужа Элизабет двух ее старших сыновей и присоединил их к своим детям.

Помним, что ранее, в этот же дом уже попала его старшая незаконнорожденная дочь, долго заменявшая Джорджиане собственных детей.

Мы видим так же, что желанного сына Элизабет родила герцогу раньше, чем Джорджиана, что, в принципе, не имело большого значения — мальчик был незаконнорожденным. Однако потом, когда Элизабет стала женой герцога, этот момент попортил крови его законному наследнику.

Стоит упомянуть еще одну нестандартную по тем временам историю — детей аристократов всегда воспитывали и вскармливали кормилицы. Джорджиана же настолько долго ждала материнства, что когда у нее все таки появились дети, она не стала нанимать кормилиц, и всех детей кормила и воспитывала сама.

Это считалось верхом неприличия в тогдашнем высшем свете.

Мы помним, что Джорджиана не могла завести любовника, пока не подарит законному мужу наследника. И несмотря на многочисленные любовные похождения, которые ей приписывались, достоверно известен только один ее любовник, появившийся именно после рождения сына.

Им стал Чарльз Грей, 2-й граф Грей (1764 — 1845 гг.) впоследствии — известный политик. Он был на 7 лет моложе Джорджианы.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Муж отнесся к этому равнодушно.

Осенью 1791 год Джорджиана сообщила ему, что ждет ребенка от Грея. Поскольку в семье уже находился отряд детей ее супруга от других женщин, она ожидала от него понимания, а так же была уверена, что герцог даст этому ребенку свое имя.

Но герцог устроил истерику и скандал, даже пытался сжечь в камине ее портрет кисти Гейнсборо. В самом деле — если родится мальчик, а его родной сын умрет, что было частым в те времена, то наследником всего состояния мог бы стать сын Грея.

В итоге, хотя о беременности уже знала вся Англия, ее было решено скрыть. И Джорджиану отправили рожать подальше — во Францию.

Там она чувствовала себя ужасно одиноко, и была уверена, что умрет во время родов. Она даже написала своему сыну письмо:

. Как только ты станешь достаточно взрослым, чтобы понять это письмо, оно будет передано тебе.

В нем содержится единственный подарок, который я могу сделать тебе — мое благословение, написанное моей кровью.

Увы, я ушла прежде, чем ты успел узнать меня, но я любила тебя, я девять месяцев держала тебя у своей груди. Я очень тебя люблю.

В итоге она родила девочку, которую ее муж все равно не разрешил оставить в их доме. Элиза Кортни, так назвали девочку, была отдана родителям Грея, которые ее удочерили.

Мать приезжала к ней до самой своей смерти, писала ей стихи, познакомила ее со своими остальными детьми, но девочка считала ее своей крестной.

О том, что Джорджиана была ее родной матерью Элиза узнала только после смерти последней.

Во избежание дальнейших сюрпризов, муж запретил Джорджиане продолжать встречаться с Чарльзом Греем. Это привело только к тому, что к ее игромании прибавились алкоголизм и наркомания.

А так же появилась целая куча обезличенных любовников.

Портрет герцогини Джорджианы Кавендиш: бурная жизнь между любовным треугольником и карточным столом

Умерла Джорджиана Кавендиш в 48 лет. При ее образе жизни она еще долго продержалась.

К этому времени она успела выдать замуж старшую дочь, и та стояла у смертного одра матери уже беременная. Так же у ее постели были ее муж, мать, сестра и Элизабет.

Муж был так расстроен, что окружающие даже заподозрили, что он любил Джорджиану, но как то умело это всю жизнь скрывал.

После ее смерти, и скорой смерти законного мужа Элизабет (все это время она числилась замужем!), в 1809 году Уильям женился на своей многолетней любовнице, и Элизабет наконец то стала Элизабет Кавендиш, герцогиней Девонширской.

В 1811 году герцог умер, и Элизабет попыталась побороться за наследство с его законным сыном и наследником Уильямом Джорджом Спенсером Кавендишем, 6-м герцогом Девонширским. Сыном Джорджианы.

Но дети Джорджианы терпеть не могли Элизабет еще при жизни своих родителей — стоит ли говорить, что ее мгновенно выставили вон.

А вот с ее детьми они продолжали поддерживать теплые отношения — у них было общее детство, и общая тягостная ситуация, которую им устроили их родители.

Комментарии закрыты.