Бирюзовое счастье
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Портрет знатной русской женщины 17 века по описанию Адама Олеария

Портрет знатной русской женщины 17 века по описанию Адама Олеария. Как выходили замуж и чем занимались наши пра- пра- бабушки?

Про Олеария и его книгу о Московии 17 века я уже немного писала :

Сегодня мы посмотри, как описывал образованный иностранец жизнь русских женщин 17 века — до европейского влияния и реформ Петра 1.

Портрет русской женщины той эпохи найти практически немыслимо — поэтому для заглавной иллюстрации я использовала изображение дочери двоюродного брата Ивана Грозного. Портрет этот не особенно широко известен, он вообще появился на свет, подозреваю, только по той причине, что Иван Грозный отдал родственницу (перебив, кстати, всю ее семью, как ближайших конкурентов в наследовании престола) за Магнуса — принца из Ольденбургской династии.

Сделал он это исключительно из политических соображений, но женщина попала в Европу, и теперь мы имеем редкое изображение допетровской княгини из рода Рюриковичей.

Поскольку обычаи в Московском царстве были стабильными, а часть деталей жизни и быта, описанные Олеарием мы даже и сейчас можем наблюдать вокруг, думаю, для иллюстрации темы портрет подходит.

Итак, какими увидел Олеарий наших пра-пра-пра-. бабушек?

Во первых, все более-менее знатные девицы вели строгий теремной образ жизни . Люди посторонние только знали, что они есть, а видели их исключительно члены семьи и прислуга.

Соответственно, при выборе супруга девица не имела никакой самостоятельности, поскольку, элементарно, не имела соответствующего круга знакомств, и жениха ей подбирали родители .

При выборе пары учитывалась, естественно, религиозная принадлежность — она могла быть только одной — православной, и степень кровного родства. Даже намеки на близкородственные браки были невозможны.

Жена у мужа была единственная , и только после ее смерти он мог жениться второй раз, или третий. Четвертый брак уже не допускался, и если вдруг какой то священник совершал подобную брачную церемонию — он лишался своего сана.

Поскольку девицу кроме домашних как правило никто не видел — при сватовстве, на смотринах, могли вместо косой-кривой кровинушки, которую нужно было пристроить замуж, запросто показать какую-нибудь красотку. Открывался подлог, собственно, когда было уже поздно — жених впервые видел невесту уже в брачном покое — отсюда, говорит Олеарий, . часто муж и жена живут как кошка с собакою, и битье жен в России вещь обычная.

После свадьбы жену опять запирают во внутренних покоях — но уже в доме мужа. Даже в гости они не ходят — чаще принимая визитеров у себя, и то — из числа родни.

Как же жила в этих внутренних покоях русская женщина, и чем занималась?

Вот только не домашним хозяйством! Ни готовкой пищи, ни ведением каких либо хозяйственных дел знатная дама не занималась.

Для этого были слуги, а контролировал их, по всей видимости, муж.

Даже в церковь женщина выходила крайне редко — вся ее жизнь в прямом смысле протекала в тереме.

Дни проходили за бесконечным вышиванием . При этом, чаще всего расшивали золотыми нитями какие — либо безделушки, типа кошельков или носовых платков.

Так же было дозволено такое развлечение, как качели . Простонародье на качелях качалось на открытых местах, а знатные дамы, в сообществе прислуги и родственниц — у себя дома за закрытыми воротами.

Портрет знатной русской женщины 17 века по описанию Адама Олеария

Еще одним развлечением были а лкоголь, а так же скандалы и драки с мужем . Олеарий отмечает, что теремные затворницы ругались мастерски. И вообще, видимо, от души пилили мужей, поскольку драки начинались именно после того, как муж все — таки не выдерживал: .

Если [между мужем и женою] у них часто возникают недовольство и драки, то причиною являются иногда непристойные и бранные слова, с которыми жена обращается к мужу: ведь они очень скоры на такие слова.

Иногда же причиной является то, что жены напиваются чаще мужей или же навлекают на себя подозрительность мужа чрезмерною любезностью к чужим мужьям и парням.

В общем — тоже был досуг.

Кстати, знаменитое «бьет — значит любит» — было известно, как взгляд на жизнь русской женщины еще в те времена. Олеарий эту систему мировоззрения анализирует и приходит к выводу, что это сплетня и поклеп — . Известная поговорка: “Побои не вызывают дружбы”, на мой взгляд, справедлива и для них.

Дома женщина обычно пребывала в нормальном состоянии — мятая и нечесаная, но вот если надо было сходить в церковь, или показаться гостям — или даже поднести чарку водки самым дорогим из них — другое дело. Тут себя демонстрировали в лучшем виде: . ..они должны быть одеты великолепнейшим образом, и лицо и шея должны быть густо и жирно набелены и нарумянены.

Кстати, пешком из дома знатная дама не выходила: . Князей, бояр и знатнейших людей жены летом ездят в закрытых каретах, обтянутых красною тафтою, которою они зимою пользуются и на санях.

В последних они восседают с великолепием богинь, а впереди у ног их сидит девушка рабыня.

Рядом с санями бегут многие прислужники и рабы, иногда до 30, 40 человек. Лошадь, которая тащит такую карету или сани, похожа на ту, которая везет невесту; она увешана лисьими хвостами, что представляет весьма странный вид.

Портрет знатной русской женщины 17 века по описанию Адама Олеария

Про супружеские измены:

.. .Прелюбодеяние у них не наказывается смертью, да и не именуется у них прелюбодеянием, а просто блудом, если женатый пробудет ночь с женою другою. Прелюбодеем называют они лишь того, кто вступает в брак с чужою женою.

Если женщиною, состоящею в браке, совершен будет блуд, и она будет обвинена и уличена, то ей за это полагается наказание кнутом. Виновная должна несколько дней провести в монастыре, питаясь водою и хлебом, затем ее вновь отсылают домой, где вторично ее бьет кнутом хозяин дома за запущенную дома работу.

Разводов не было. Но если уж доходило до того, что супруги и смотреть друг на друга были не в состоянии — на помощь приходил монастырь.

Туда мог уйти один из супругов и освободить и себя и напарника от мучений. В монастырь же муж имел право отправить жену, чтобы взять себе другую, если у нее долго не рождались дети.

Автоматически в этом всегда винили женщину.

Так же, если было доказано со свидетелями, что жена вела какой-то непотребный образ жизни — ее тоже отправляли в монастырь. Этим могли и злоупотребить — заплатив свидетелям, чтобы избавиться от ни в чем не повинной, но просто надоевшей супруги.

Это все, касалось, в основном, взаимоотношений в среде знати. У простых людей все было существенно проще.

Это, напомню, 17 век. Когда в европах мы встречаем в принципе, практически уже современных и понятных нам по мышлению и образу жизни людей.

Комментарии закрыты.